Главная страницаО поселкеПериод 1941 - 1945 гг

Период 1941 - 1945 гг

«Утро было воскресное, тихое. Сел, снарядившись агитационной литературой на телегу, и укатил в соседнее село как представитель районного военкомата делать доклад о международном положении. Первый вопрос, который мне задали мужики, попыхивая самокрутками, был - а будет ли война??? Какая война, говорю им!!! Через год другой. Не раньше, а мы до этой поры, ого-го какие силы накопим!

Рассказал о своем мехкорпусе в котором служил во Львове до демобилизации.

Сделал доклад и домой еду довольный. Приезжаю ...и слышу - война началась! Вот тебе и доклад! Пошел в военкомат записывать добровольцев...»

(Из воспоминаний  Николая Петровича Киселева 5.12.1915 – 3.08.2010)

 

До 22 июня 1941 г в Пачелмском районе шла жизнь - обычная, деловая, рабочая. И хотя многие отчетливо сознавали, что войны с Германией не избежать, тем не менее, в глазах простых советских людей нападение Германии 22 июня было и вероломным, и внезапным.

Однако в стратегическом и тактическом плане это нападение внезапным не являлось. Сведения о готовящемся нападении на СССР поступали из самых различных источников. Однако Сталин ошибочно оценивал сложившуюся обстановку, очевидно рассчитывая оттянуть посредством дипломатических переговоров столкновение с Германией страны, не подготовленной к войне. Он отказывался верить фактам, относя их к «лживым и провокационным».

Таким образом, точные и надежные разведданные оказались бесполезными в русле неэффективной политики. За допущенные руководством ошибки и просчеты солдаты расплачивались своими жизнями, героическими усилиями сдерживая сильнейшую армию противника.

Начавшаяся война с гитлеровской Германией сразу изменила жизнь людей нашего поселка.

22 июня 2941 года состоялось экстренное заседание бюро Пачелмского райкома ВКБ(б). Обсуждали вопросы «О политическом состоянии района и о мерах по охране социалистической собственности и общественного порядка в период мобилизации» и «О готовности к мобилизации райсовета, его отделов и кооперации».

В самые первые дни ушли на войну 50 пачелмских комсомольцев. Среди них члены бюро райкома ВЛКСМ П. Князев, Д. Чернышов, П. Бердин. Несколько комсомольцев были направлены в военные училища.

«Сбор всех мобилизованных проходил на большой поляне у машинно-тракторной станции Пачелмы. Каждую неделю сюда приезжали сотни людей на подводах. Большинство призывников были плохо обуты, одеты. Рассчитывали, что по приезде в армию все это придется бросить и переодеться во все военное; в вещмешках и котомках у будущих воинов в основном было курево, продукты питания, бумага, карандаш, мыло и другие вещи первой необходимости.

Родственники узнали, что все мобилизованные в Пачелмском, Башмаковском и Нижнеломовском районах будут отправлены на сборный пункт на станции Селикса, под Пензой; там их будут распределять по воинским частям. Это вселяло надежду, что будет возможность еще раз встретиться с мужьями и детьми, сыновьями и братьями.

В нашем райцентре, несмотря на то, что все железнодорожники имели бронь или отсрочку от призыва в армию, стало заметно, как убыла молодежь и мужская часть населения. Особенно это было заметно в базарный день на рынке.»

(Из воспоминаний Владимира Николаевича Ладыгина)

За счет эвакуированных в нашем поселке заметно прибавилось число жителей. Появились в нашем классе и новые ученики. В основном это были москвичи, туляки, беженцы из Курской и Орловской областей.

В райисполкомах эвакуированным ускоренными темпами выдавали документы, а в кассах - вне всякой очереди билеты, и везли на вокзалы в трамваях, украшенных гирляндами. Всем обещали расставание с домом на считанные недели, которые москвичи должны были провести практически как на даче.

Отрезвление наступило сразу же после прибытия к местам назначения. Далеко не везде гостей встретили с распростертыми объятиями.

Пензенский обком 23 июля 1941 года докладывал в ЦК: «Имеются и такие районы, как Пачелмский, Головинщинский и Шемышейский, которые плохо организовали снабжение эвакуированных кондитерскими изделиями и крупяными продуктами. В колхозах Пачелмского и Головинщинского районов, кроме хлеба, им ничего не выдают. В связи с чем имеются жалобы из этих районов на плохое питание...»

Худо-бедно кормиться могли только те, кто шел работать в колхозы, имел деньги или обладал главной валютой того времени - вещами, которые предусмотрительно взял с собой.

Однако и для жителей Пачелмы жизнь становилась все труднее и труднее.

«Школа и занятия как-то отодвинулись на второй план. Все помыслы наши и матери были направлены на добывание еды. Мы, как и все остальные семьи рабочих, почувствовали значительное ухудшение с продовольственным обеспечением. Хлебные и продовольственные карточки получала только мать. В сельских районах, к которым относилась и Пачелма, карточки на иждивенцев не выдавались. На четыре рта у нас была только карточка матери. На нее в день выделялось шестьсот граммов хлеба, а на месяц предусматривалось четыреста граммов масла, два килограмма сахара и небольшое количество крупы.

Многие ребята старших классов нашей школы прекратили учебу и устроились на работу.

Жители райцентра по-разному стали приспосабливаться к выживанию в новых условиях. Многие покупали продовольствие на колхозном базаре, часть его оставляли себе, а часть перепродавали пассажирам проходящих через станцию поездов, но за более высокую стоимость. Другие покупали за бесценок у военных обмундирование и несли продавать его на рынок, имея от этого какой-то доход. И так изо дня в день долгих четыре года войны.

Самыми ходовыми товарами того периода, кроме хлеба, были соль, самогон, водка и табак. На них можно было купить все, а в деревне поменять на мясо, масло, пшено, муку, крахмал.»

(Из воспоминаний Владимира Николаевича Ладыгина)

Взрослые пачелмцы, кто не был призван в армию, трудились на полях, на станции, обеспечивая прохождение поездов, или в госпиталях. Находилось дело и для подростков, и для женщин, которые были вынуждены заменять ушедших на фронт отцов, мужей, братьев и сыновей. В мае 1942 года около половины всех трактористов составляли женщины, а к концу 1944 года число трактористок и комбайнерок составляло почти 2/3.

* * *

Большой груз работ в тылу ложился на плечи школьников и педагогов. Вот что писала о Пачелмской железнодорожной школе в июне 1941 года областная газета «Сталинское знамя» в статье «Школа – очаг обороны»:

«В первые же дни грозной Отечественной войны в школу пришли юноши и девушки, педагоги, находящиеся в отпусках, с настойчивой просьбой организовать их для оборонной работы. Десятки девушек и юношей вместе со своими учителями трудятся на полях колхоза «Заветы Ильича». Они проникнуты одной мыслью: сделать все лучше, скорее.»

Сухой и выдержанный официальный язык корреспондента, вполне соответствовавший духу того времени, несколько приукрашивал действительность, которая была несколько банальнее.

Из воспоминаний Марии Савиной:

«В декабре приезжал из райвоенкомата представитель. На собрании, которое он проводил, сказал, чтобы старшеклассницы готовили к Новому году посылки бойцам на фронт: вязали носки, особые перчатки с двумя пальцами, чтобы удобнее стрелять, сушили махорку, шили кисеты. В посылки вложить письма от девушек. Вот девчата и заняты делом: кто прядет шерсть, кто вяжет носки или перчатки.

В конце мая - экзамены. Кто к ним готовился?! Теперь на все лето в колхоз: прополка, сенокос, молотьба, уборка свеклы. В школу 6 - 7 классы возвратились в конце октября. Школьников привлекают к работе в колхозе. Четвертые классы летом мотыжили кок-сагыз, говорили, что из него получают каучук. Осенью всей школой собирали в лесу рябину, сушили на втором этаже в пустующей комнате. Сказали, что рябина нужна раненым.»

В любом случае необходимо отдать должное ученикам и педагогам железнодорожной школы военных лет, внесший свой вклад в дело общей победы. В дни войны школа была награждена Почетной грамотой Пензенского обкома ВЛКСМ за постановку комсомольской работы, тимуровского движения. 15 декабря 1944 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении учителя школы К.Н. Соколова, который впоследствии стал членом-корреспондентом академии педагогических наук СССР, орденом Ленина. Шесть учителей в том году были награждены Знаком Народного Комиссариата путей сообщения «Почетный железнодорожник».

С осени 1941 года железная дорога стала работать с большим напряжением. Каждые полчаса мимо нашего дома пролетали составы. Со стороны Москвы шли составы с эвакуированными, ранеными и заводским оборудованием. В противоположную сторону шли эшелоны с солдатами и военной техникой. Железная дорога, проходящая через Пачелму, стала важнейшей транспортной артерией, обеспечивающей постоянную связь между фронтом и тылом, работая на пределе возможностей. Тем не мене исторические оценки работы железнодорожной инфраструктуры значительно разнятся.

С одной стороны имеются подтверждения из газет военных лет, что железнодорожники работали «…по-ударному, планы погрузки и выгрузки на станции Пачелма постоянно перевыполнялись, сокращались простои вагонов. Своевременно подавали паровозы работники депо. Первого места в соревновании нередко добивалась смена дежурного по станции Гордеева. За последнюю декаду декабря 1943 года, например, коллектив смены выполнил план погрузки на 285 процентов.

По-стахановски трудились машинист Блашкевич, Поляков, Ратников. За декабрь они сэкономили по 5-7 тонн топлива. К марту 1944 года из 186 рабочих станции 136 были стахановцами и 24 – ударниками. По итогам соревнования в 1943 году коллектив станции Пачелма был награжден переходящим Красным Знаменем управления Куйбышевской железной дороги.»

По другим источникам есть свидетельства, что, несмотря на неоднократные указания НКПС об ускорении продвижения составов с боеприпасами, горючим и поездов с эвакогрузами оборонных Наркоматов Куйбышевской Магистрали не удавалось справиться с возросшим объёмом перевозок. Совершенно недопустимое положение сложилось с продвижением вагонов, направленных на обеспечение фронта вооружением и топливом. Так, за 14 декабря 1941г средний пробег поездов с горючим составил 55 километров в сутки, составов боеприпасами - 50 км, вместо установленной Наркоматом Путей Сообщения скорости продвижения в 400 км в сутки.

Локомотивом или тормозным железнодорожным башмаком была станция Пачелма в звене Куйбышевской железной дороги в военные годы. Однозначных исторических подтверждений ни одному, ни другому варианту найти не удалось.

* * *

Находясь в глубоком тылу и не будучи ареной непосредственных боевых действий, Пачелма, тем не менее, была связана с фронтом многими другими нитями. Помимо набора солдат в ряды Красной армии, приема и размещения эвакуированных, в текущей жизни поселка и его окрестностей происходили и другие события.

Недалеко от поселка (в районе разъезда Выглядовка) был инцидент с поимкой немецких диверсантов. Наши соотечественники, попав в немецкий плен были разновременно завербованы германской военной разведкой и прошли специальное обучение в Брайтенфуртской разведывательной школе. Перед выброской в Советский Союз диверсанты получили задание - пробраться в города Чкалов или Челябинск, осесть на жительство в одном из этих городов и собирать шпионские сведения по находящимся там авиазаводам о количестве и новых типах выпускаемых ими самолетов. Этим планам не суждено было сбыться. Часть диверсантов после выброски добровольно сдались органам контрразведки (что, скорее всего, их не спасло от расправы, участь бывших военнопленных солдат Красной Армии в основном печальна, а тех, кто, так или иначе, сотрудничал с противником, тем более). А один из них добрался до станции Выглядовки Пачелмского района и пытался пригородным поездом выехать в Пензу, но в пути был задержан.

21 октября 1941 года произошли 2 авиакатастрофы при эвакуации Рязанского летного училища - разбились 2 самолета ДБ-3. Один упал около бывшего поселка Плуг и сеялка. Второй самолет, теряя высоту, низко летел вдоль железной дороги, развернулся почти на 90 град и почти сразу врезался в овраг. Более подробно об этих катастрофах можно узнать из рассказа одного из авторов нашего сайта – Евгения Иналдиева, которому удалось найти родственника одного из погибших и захороненных на пачелмском кладбище пилотов.

В Пачелме были размещены госпитали для эвакуированных. Госпиталь № 1338 был размещен в интернате железнодорожной школы и средней школе №1, он располагался в Пачелме недолго – всего полгода с 1 мая по 11 ноября 1942 года. Госпиталь № 2916 был размещен полностью средней школе №1 и просуществовал дольше: с 1 февраля 1942 года по 1 октября 1945 года. Есть отрывочные сведения о том, что в госпиталях проходили лечение не только фронтовики и эвакуированные, но и военнопленные войск Вермахта. Не всем было суждено пройти реабилитацию и восстановиться, часть погибших погребено на пачелмском кладбище в братских могилах, в том числе и иностранцы.

Несмотря на военное время, в сердцах наших земляков находилось место жалости и состраданию. Сохранились рассказы очевидцев об отношении к пленным немцам русских, приносивших им в эти голодные годы хлеб и картошку. Есть в воспоминаниях и курьезные истории, например, о том, как пачелмские футболисты зачислили пленных в свою команду. Всю игру они прикидывались глухонемыми, а после победы форвард не сдержался и выразил свои эмоции на родном языке. Команду дисквалифицировали...

К 40-летнему юбилею победы в 1985 году в Пачелме был открыт Мемориал Славы павшим воинам, в честь наиболее отличившихся земляков были установлены памятные бюсты. Своими подвигами этой чести удостоились Николай Трофимович Мастрюков, Николай Петрович Драгунов, Алексей Федорович Ерохин, Андрей Иванович Утин, Иван Иванович Удалов, Павел Петрович Невежин, Казаков Константин Федорович, каждый из них достоин отдельного упоминания.

Всего в 1941-1945 годах из Пачелмского района призвано в Красную армию 7150 человек, 3505 пачелмцев не вернулись с фронта. Вечная память героям!

 

Забыли пароль?

Регистрация

Анонсы

Стритбол в Пачелме

Новости

Форум

Важно Всем

01.10.2015Рубрика: Бизнес