Главная страницаПубликацииИнтервьюЗаплыв с Суздальцевой Татьяной Андреевной.

Заплыв с Суздальцевой Татьяной Андреевной.

Дата добавления: 28.02.12

Автор: DKartaev

Все публикации автора

В последнее время много раз приходилось слышать сомнения в целесообразности развития спортивной инфраструктуры, как в Пензенской области в целом, так и в районах, где за 5-7 последних лет с нуля была выстроена обширная и качественная материальная база.

Причем в районах критика более жесткая, дескать, детей все меньше, заниматься в секциях некому, лучше бы дороги отремонтировали, ЖКХ подлатали, сельское хозяйство поддержали, а тут ФОКи с бассейнами строят. Какая-то доля истины здесь есть, но кто сказал, что на селе люди должны только огородами заниматься, разве плохо, что у наших детей появляется возможность добиваться высоких результатов в профессиональном спорте, не уезжая из родных мест?

И это еще одна сторона медали, ведь не секрет, что без полноценных возможностей развиваться у себя на родине, люди стараются как можно быстрее покинуть отчий дом в поисках лучшей доли, причем уезжают самые активные, самые амбициозные, самые перспективные. И пока эту тенденцию переломить не удается.

Но есть и обратные примеры, когда в поисках себя высококвалифицированные специалисты едут в глубинку, чтобы найти свою нишу в жизни и с самого нуля добиться успеха. Эти люди не движимы одной только наживой, они не лишены крепкого морального стержня. Сегодня речь именно о таком человеке – тренере по плаванию Пачелмской ДЮСШ Суздальцевой Татьяне Андреевне, которая, окончив ВУЗ в Пензе и имея определенные перспективы и поддержку для начала карьеры в большом городе, все же выбрала самостоятельный путь.

(Разговор был записан в начале ноября 2011 года, но в силу определенных обстоятельств выпуск материала был задержан).


Во-первых, можете рассказать о себе… О своем жизненном пути: где учились, чем занимались, почему приехали в Пачелму?

Я всю жизнь занималась плаванием, с 7 лет. Отец – тренер по плаванию. После школы поступила в пединститут. Еще не поступив в институт, я уже 2 месяца работала тренером, с 17 лет в Пензе в бассейне на заводе «Тяжпромарматура».

Тренером я отработала 3,5 года, потом у меня была сложная операция, меня положили в больницу с аппендицитом. Полгода восстанавливалась, была на больничном. На последнем курсе института мне пришлось уйти с работы, нужно было заканчивать институт, писать диплом.

После окончания ВУЗа, примерно через месяц, в Пензу, в федерацию плавания пришел запрос на то, что в Пачелме требуется тренер по плаванию. Это был апрель-май 2008 года.

Об этом я узнала от отца, он у меня входит в президиум областной федерации плавания, он пришел домой и просто рассказал, что пришел такой запрос. Одним из условий было то, что выдается квартира. Я ему сказала, что я поеду, если дают квартиру. Потому что сейчас заработать собственную квартиру сложно, и когда есть такая возможность, от нее отказываться нельзя. Тем более, что я всю жизнь сама плавала, я люблю детей и я все время хотела работать с ними. Я мастер спорта по плаванию. Выступала на первенстве России, призовых мест не занимала, но в финале была, в восьмерку входила. И на чемпионате России, и на первенстве России.

Я закончила плавать не потому, что я так захотела, у меня открылась хроническая, профессионально выработанная аллергия на хлорку. И мне запретили плавать.

Расскажите о своей семье.

Я родилась в Пензе. Мама у меня из Татарстана, папа из Пензы. И когда мне было 3 года, папа пришел из армии и его по направлению отправили работать в Заречный.

Отец тоже плавал. Он кандидат в мастера спорта, но классе в 8-м он сильно заболел, у него были проблемы с горлом и с носом. Он пропустил 4 месяца, как он рассказывал из-за того, что не было наставников, которые могли бы поддержать и посоветовать. Он был лидером в группе, а когда вернулся, уже не смог наверстать. Он говорит, что сломался психологически и ушел. Но он не просто ушел, а ушел заниматься водным поло,  в вводном поло он тоже кандидат в мастера спорта.

Нас трое в семье, у меня еще два младших брата. Просто для здоровья плаванием никто не занимался, у нас таким образом вопрос никогда не стоял. Все уже знали, что мы будем заниматься плаванием.

Старший из братьев у меня тоже мастер спорта, младший пока еще маленький – только в восьмом классе, но уже выполнил норматив кандидата в мастера спорта.

Мама как таковая у нас не спортсменка, хотя она занималась легкой атлетикой, и у нее был первый взрослый разряд по легкой атлетике. Но, прожив с папой 25 лет, она может сейчас выйти на бортик бассейна, составить тренировку и провести ее. Для нее это уже не проблема.

Хотя она у нас практически никогда не работала, а занималась воспитанием детей. Она нас кормила, следила за нами, чтобы мы одевались, обувались, не болели.

Отличается ли чем-то учебный и тренировочный процесс сегодня и тот, по которому работали Вы?

У нас было все намного тяжелее, чем сейчас здесь в Пачелме: бассейн в одной стороне, школа спортивная в другой стороне. Утренняя тренировка у нас начиналась в половине шестого, мы тоже 2 раза в день тренировались. Около 8:00 отпускали и у нас было 40 минут, чтобы добежать до школы, одеться, высушиться, что-то прочитать, так как с вечера все уроки иногда было невозможно сделать, ведь из школы мы тоже не успевали домой ходить, а сразу шли на вторую тренировку.

В итоге мы уходили из дома в половине пятого утра и приходили домой в восемь – половине девятого вечера. Насколько я себя помню, да и тех, кто со мной тренировался, уже в половине одиннадцатого мы всегда ложились спать. Ну и практически всегда с выученными уроками. Потому что где то на перемене 15 минут стараешься сделать урок какой-то, который только что задали, чтобы хоть что-то было готово, а вечером можно было лечь спать пораньше.

А кроме плавания были ли какие-то секции или кружки дополнительные?

Нет. Хотя сначала в первом классе я училась в обычной школе и меня записали в музыкальный кружок, я ходила и училась играть на фортепиано. Но я ровно полгода проходила, потому что мне не нравилось сальфеджио. На этом все закончилось. Тут мне мама с папой сказали, что хватит экспериментов, плавание значит плавание.

Как говорится: «драмкружок, кружок по фото – это слишком много что-то; выбирай себе, дружок, один какой-нибудь кружок». Если заниматься профессионально, то в принципе ни на что другое времени не хватает.

Так же можно сказать и о сегодняшней ситуации здесь, у меня сейчас дети занимаются, и те, кто показывает уже результаты, им уже больше ничего не интересно. И речь не просто о других секциях, им уже не интересно даже просто выйти на улицу и просто поболтаться без дела.

Много человек занимается плаванием здесь в Пачелме?

Вообще, официально, по бумагам порядка 50 человек. Это те дети, за которых я получаю зарплату. Но ходят еще дети, за которых я денег не получаю, которые по бумагам нигде не числятся, но для себя-то я их все равно считаю. И в общей сумме их всего около 100. То есть еще 40-50 человек, которые не числятся нигде. Записать я их не могу, потому что это неправильно, так как по закону мне должны за них платить, а платить уже нечем.

То есть реально желающих заниматься плаванием больше, чем официально позволяют?

Да. Но здесь еще в чем проблема, должно быть 2 тренера, и было 2 тренера, а сейчас я осталась одна. Ищут еще одного тренера.

Детей не очень много, если всего здесь порядка 700 человек учащихся на всю Пачелму и естественно из сел никто не будет возить 2 раза в день. Хотя есть родители энтузиасты, которые хотят возить, они приходят, они стараются, но это все продолжается до того момента, пока не надо водить ребенка 2 раза в день на тренировку. Поэтому рассчитывать на тех детей даже не имеет смысла, можно рассчитывать только на детей, которые в самой Пачелме живут.

Вот из этих порядка 700 человек, из обеих школ, и еще из ПТУ порядка 100 человек можно вычитать учащихся ПТУ – они уже взрослые и для профессионального плавания не подходят. Остается 600. Вычитаем старшие классы: с 8 по 11, которых уже не заставишь работать в принципе. Это примерно еще 200 человек вычитаем - остается 400. И согласитесь, что в Пачелме не только же плавание есть, есть самбо, есть легкая атлетика, есть волейбол, баскетбол и другие виды спорта. Поэтому и 100 человек для плавания – это ¼ часть от реального числа подходящих детей, и я считаю, что это достаточно много для одного направления.

Есть и еще одна проблема, у родителей девочек почему-то складывается такое мнение, что у тех, кто занимается плаванием, как бы это сказать, фигура…

Не женская фигура?

Ну да, скажем так. Я соглашусь.

Тогда им нужно показывать, например, фото нашей Станиславы Комаровой.

Да и не только Станиславы. Сейчас многие плавают девочки, и они – как модели. А сколько моделей сейчас у нас в России, которые плаванием занимались, профессионально занимались, а не просто научились и ушли.

Многие идут в танцы, я не спорю и никогда этого не отрицала, что, может быть, интересно смотреть со стороны, как люди двигаются, за их пластикой. Но, опять-таки, раньше в городе я видела и знаю, как занимаются танцами профессионально, здесь все-таки – это непрофессиональные танцы.

Ну и возвращаясь к тому, что я о детях говорила… Конечно сейчас дети все ленивые, они ничего не хотят. Когда я только приехала сюда, я думала, что это вина именно самого поселка, но, разговаривая с отцом, я все больше прихожу к такому выводу, что это не только проблема сел, это сейчас становится проблемой городов, в том плане, что это беда родителей. Даже не столько беда педагога, будь то учитель, тренер, педагог дополнительного образования, рисования, музыкальный педагог.

Родители сейчас увлеклись активным зарабатыванием денег. Многие родители уезжают в Москву, уезжают на север, работают, чтобы детей содержать. Дети родителей практически не видят, дети живут с бабушками и дедушками. Вот представьте, бабушка старенькая с внуком живет за линией, это в принципе недалеко, но бабушке проще, если он за компьютером сидит, но дома. А родители, зная, что дети не видят их, они от них откупаются, они им покупают дорогие вещи, они их жалеют, они им разрешают ничего не делать. И исходя из этого, то что дети не получают внимания родителей, они становятся балованными.

Мало того, родитель еще может прийти и сказать, почему я даю такую нагрузку его ребенку? Я пытаюсь влиять на ребенка, что он не выполняет задание, посильное для него задание, раз потребуешь, два потребуешь, три потребуешь – ребенок приходит домой и начинает жаловаться, что он устает, как ему кажется. На самом деле, дети в отличие от взрослых усталости такой не имеют. Они в принципе не знают что такое усталость, они устают только на первые три минуты. Через три минуты ребенок полностью восстанавливается. И родители приходят ко мне и начинают жалеть детей, защищать их и высказывать претензии.

То есть, нет бы наоборот, заставить ребенка работать, чтобы чего-то добиться?

Да, обратная ситуация

Но при всем при этом есть и такие родители, которые заставляют своих детей работать, приходят, интересуются, спрашивают.

С малышами начинать в этом смысле проще, они ходят год, ходят два, они купаются, прыгают, играют, их особо никто ничего не заставляет делать. И они за эти два года так привыкают к этому ко всему, что потом, когда уже на 3-4 год начинается нагрузка, они уже, скажем так, не могут от этого отказаться. Им тяжело, но они будут молчать, они будут плакать стоять, и мальчики могут плакать, но они будут по команде уплывать и приплывать так, как им говорят. Потому что они уже привыкли. Взрослые дети – с ними тяжелее в этом плане, они не любят себя заставлять: «Мне тяжело – я не буду делать, я встану и постою».

А фактор физических данных? Например, человек может стараться, может стремиться, но ему может не позволять то, что дала ему природа. Ему может этого не хватать. Или нет?

Нет. Здесь единственное, что можно провести в пример – это отбор детей. Потому что на плавание влияет гибкость, на плавание влияет характер очень сильно. В Пензе, например, проводят отбор. Они себе могут это позволить, они могут позволить кого-то не взять, а кого-то себе оставить. Для них это вполне нормально, здесь я такого сделать не могу.

Во-первых, из-за небольшого общего количества детей. Во-вторых, есть конкретные примеры, что ребенок, который с виду как бы не имеет способностей, но он может в любой момент взяться за голову и начать плыть. Тут такая система, мы же не можем залезть в психику ребенка, и мы не знаем, что у него сейчас творится. Он может сегодня купаться, развлекаться, ему как будто нет дела до всего, но не исключено, что на следующий год он придет, встанет на дорожку и как начнет пахать на тренировках, что через полгода всем остальным тошно станет. Здесь все довольно-таки субъективно.

Достаточная ли в Пачелме база для полноценного достижения результата, или где-то чего-то не хватает?

Ну скажем так, для основной группы, которая занимается, в принципе этого достаточно. Но учитывая то, что сейчас подрастают еще малыши, которых в скором времени тоже нужно будет переводить в другой режим тренировок, конечно, этого недостаточно.

Чего-то не хватает, но это все можно докупить, а так все на уровне.

Единственный минус здесь конечно есть очень большой, для плавания первое необходимое это что? Это бассейн, это вода. Чтобы вода была с нормальным температурным режимом, и чтобы в душевых была вода хорошая. Вот этого, конечно, не хватает здесь.

Поясню. То, что бассейн открывается на 2 месяца позже, чем положено, когда, например, в Пензе, в той же самой, во всей России с середины августа начинают плавать, а мы начинаем с конца октября – это большой минус. Это 2 месяца. За 2 месяца другие нарабатывают какой-то объем, дальше мы будем одинаково плавать, только вот этот объем мы уже никогда не наплаваем. И, учитывая то, что у нас в середине июня закрывают бассейн, а все плавают до конца июля, это еще полтора месяца.

А Вы пытались донести это до руководителей?

Об этом уже говорили в прошлом году. Мы начали без проблем, все хорошо, а в этом году: «на колу мочало – начинай сначала».

Вот это конечно проблема, это очень большая проблема.



А есть уже у нас пачелмские «звездочки», на которых можно рассчитывать, что они достигнут высокого результата?

У нас есть Ильмира Канеева, она уже попадала на первенство России. Она входила в областную команду (10 девочек и 10 мальчиков лучших с области), под 9-м номером, но она тогда занималась только второй год. При том, что ее соперницы на тот момент по пять-шесть лет уже плавали.

Еще один мальчик сильно начинал, тоже отбирался на первенство России, но потом престал стараться, здесь можно даже сказать о первой «звездной болезни».

Есть еще несколько сильных мальчиков и девочек, которые имеют перспективы, если будут прилагать к этому определенные усилия.

Вообще, система мотивации для детей как построена? Чем удается удержать, завлечь, замотивировать?

Сейчас ничем детей не замотивируешь. Единственная мотивация для детей, которые уже тренируются – финансовая. Ильмире на слете отличников в мае, перед тем как заканчивался учебный год, дали премию 10 тыс. руб.

Сколько ей лет?

Ей на тот момент было 12 лет.

Плюс ко всему на слете отличников еще пятерым дали большие банные полотенца. Но это раз в год. Хотелось бы конечно, чтобы было как в городах, например, стипендия, питание. Пусть эта поддержка чисто символическая, пусть 300 рублей в месяц, но как приятно ребенку, и какой стимул у него сразу, и какой стимул у других: «Ага, они получают, а я то почему не могу? Это же мои будут деньги».

12 лет и первые уже ощутимые деньги…

Первая зарплата её. Когда она узнала, то для нее это был шок. Родители, конечно, тоже были в шоке.

На голой идеологии, как было раньше, сейчас результата не достигнешь? А вот то же самое – в газетах, по телевидению… Фактор того, что о них могут рассказать на всю область, показать по телевизору…

Вы знаете, им, наверное, сейчас ничего не интересно. Сейчас есть интернет, они и так знают, что на них могут посмотреть. Единственное что, когда они начинают уже заниматься, когда их все-таки притянешь как-то, начинаешь объяснять то, что мне тоже было тяжело, они прислушиваются.

На собственном примере. Я помню, когда я их учила растягиваться в кроле, я поспорила на то, что я проплыву бассейн за 12 гребков. «Да за 15 даже нельзя проплыть, а за 12 тем более» - они мне говорили. Илья Исаев (а он был лучшим по скольжению в то время, это было 4-е или 5-е всего лишь занятие) проплыл за 16 гребков, он очень сильно постарался. Мне пришлось пойти, переодеться в купальник, прыгнуть и проплыть. Я проплыла за 11 гребков, и вот после этого они поняли, что это возможно, они стали стараться.

Они меня спрашивали, какие у меня награды. Мне приходилось приносить все свои грамоты, все свои медали, дети смотрели, расспрашивали. Раньше медалей давали очень мало, это в последнее время стали давать их почти везде. Если, например, взять Ильмиру сейчас, у нее на данный момент, по-моему порядка 50  медалей, у меня только порядка 25 - она меня уже обогнала в этом деле. Но сейчас дают медали везде. И все же, для детей это хоть какой-то стимул – медаль – они считают, у кого больше.

Какая цель Вашей тренерской работы? Чего хочется в карьере достичь?

Олимпийских чемпионов! (смеется)

Скажем так, мне это доставляет радость. Хочется, чтобы радость доставляло не только мне, но и детям, которые ходят, занимаются. Чтобы они становились людьми, чтобы они знали свое тело, знали свои возможности, в конце концов, чтобы они были здоровы. И спорт, не важно, плавание, легкая атлетика, фигурное катание, прыжки в воду или еще что-то, естественно, это укрепляет человека и очень помогает ему в будущем. Я надеюсь, что это им в жизни пригодится, я им передаю все то, что я смогла получить за то время, когда плавала, все то, что я слышала дома от родителей, все, что я сейчас чувствую, все свои эмоции.

А нет планов бросить это дело? Так как финансово это слабо поддерживается.

Нет планов бросить это дело. По той причине, что, во-первых, мне здесь нравится. Как бы сразу скажу, квартиру мне никто не дал, как обещали. Зарплату обещали больше, чем она у меня сейчас. Но, недавно я вышла замуж, муж у меня пачелмский. Поэтому, я отсюда уезжать не собираюсь.

Во-вторых, я люблю свою работу. Я могу с детьми часами стоять и разговаривать, разговаривать и разговаривать. Я там отдыхаю.

Но все равно, профессионально можно расти и в других условиях? Так бесконечно долго можно биться головой об стену, видя, что здесь этой работе не придают значения, можно тратить столько же сил в другом месте и получить результат.

Пока губернатор наш тратит силы на то, чтобы это развивалось, есть смысл работать. Потому что есть пути, через кого можно где-то чего-то добиться.

Опять-таки, когда я пришла сюда работать, я работала от ПСШ №1, директором была Галина Ивановна Кадомцева. Человек, который к спорту не имеет никакого отношения, и она была в этом не заинтересована вообще. Для нее была первая задача, это просто, чтобы бассейн работал, потому что губернатору надо, чтобы бассейн работал. Сейчас у нас директор – человек, который может быть близко с профессиональным спортом не сталкивался, но, по крайней мере, он пытается в этом разбираться, он все это переваривает, все это пытается осознать. И он на самом деле нам очень помогает. Он выбивает ставки, он выбивает деньги на соревнования, он ищет какие-то возможности, чтобы дети ездили. Он заинтересован сам. До него не было директора, и после него, вот честно, я не знаю даже, будет ли человек такой же, как он? Ведь мало ли что случится: уйдет он, уедет в другое место работать…

А Вас вот эта административная волокита не касается? То есть, Вы хождением по кабинетам не занимаетесь?

Когда я работала от школы, мне приходилось ходить в администрацию, в РайОНО, выбивать деньги, просить. На пять человек, на шесть человек, на автобус, еще на что-то... Приходилось. Сейчас директор нас оградил от всего, он сказан нам: «Вы работайте, я буду решать, вы только мне говорите». То есть, может быть у него не всегда получается, но не получается не потому, что он не хочет, а потому, что, может быть, это невозможно. Может быть, мы где-то на него и обижаемся, потому что там нам бы хотелось побольше, а вот нам только на троих, например, дали, но с другой стороны на троих-то тоже нужно было выбить эти деньги, и он пошел и выбил.

Пока здесь есть смысл работать, здесь есть люди, которые в этом заинтересованы, есть люди, которые меня в этом поддерживают, помимо близких и родственников.

Помимо всего прочего, здесь есть и энтузиасты среди родителей, они тоже в этом заинтересованы, они тоже очень переживают. Они очень боятся того, что дети, которые уже привыкли ко мне, к бассейну, они тоже боятся, что я, например, развернусь и уеду. Я не собираюсь уезжать, я не могу бросить детей уже. Я их взяла, я их подняла, значит, я обязана довести их до конца, иначе просто это будет не по-человечески.

Вы говорите «до конца», но понятно же, что у любого родителя, какие бы ни были результаты у ребенка, основное желание дать образование, а единственный вариант дать образование, это уехать как минимум в Пензу. То есть до 17 лет и в 17 лет у Ваши дети уйдут.

Да, это одна проблема. Проблема есть и другая, у мальчиков то же самое, а еще и армия. Но, учитывая то, что у меня папа тренер, он работает в Заречном, если они едут учиться в Пензу, и если есть желание у ребенка, я всегда могу передать отцу, у него есть перспектива (один мальчик, например, участвовал в олимпийских играх).

Но и здесь можно чего-то добиться. Вот Ильмира учится в 7 классе, она 1998 года. Ей еще учится 5 лет, за 5 лет в этом году мы планируем выполнить норматив кандидата в мастера спорта (если бы бассейн открыли раньше, конечно мы бы под конец года уже это сделали). С учетом того, что мы плаваем только 2 недели, а восстанавливаться, 4,5 месяца не тренируясь, очень тяжело, уже таких целей никто не ставит, но к февралю-марту мы должны это сделать.

То есть, даже до 11 класса можно попадать в сборную России, если желание у детей, у меня и у родителей - у всех. Тренировки, планы, все если правильно составить, можно попадать в сборную России. И 11 класс не остановит, и институт не остановит, уже ничего не остановит, потому что для ребенка будут открыты все ворота – пожалуйста проходи куда хочешь.

А отец не жалеет, что предложил Вам такой вариант, и он оказался не такой, на что рассчитывали?

Он мне не предлагал, он просто озвучил. Это уже моя идея была, я сама выбрала. То есть, мы приехали сюда, мне сказали: «Да, дают квартиру». Я год жила на съемной квартире, у меня вообще год не было жилья. Но, в конце концов, вот все-таки выбили квартиру, но опять-таки без ремонта.

Насколько я могу судить, отец не жалеет в том плане, что я работаю сама, меня никто не тянет. А я не жалею в том плане, что да, пусть небольшой город, да, пусть не так, как хотелось, но здесь я встаю на ноги. Сама. И никто не сможет мне сказать, что папа помог, как это сейчас у многих бывает. Я не хочу, чтобы меня папа поднимал, у меня есть свои руки, свои ноги, в конце концов, своя голова. Меня родители растили, вырастили до поры до времени, и они мне больше ничего не должны, теперь я уже им должна. У них есть еще один маленький, которого нужно поднимать и растить.

И единственное, что на самом деле меня радует – я, вот все, что я сейчас имею, я сама этого добилась. Я не просила, я не вымогала у кого-то, я просто своим трудом этого добилась. И вот этим я в какой-то степени горжусь, и поэтому я не жалею о том, что я уехала.

Ну и плюс ко всему мне в Пачелме нравится, здесь так спокойно.

Обычно, даже те, кто здесь родились, желают побыстрее уехать, так как не видят для себя перспектив.

Это все так. У нас, все кто родился в Заречном, все говорят, скорее бы из Заречного уехать. Это везде так, ничего удивительного.

А еще для работы чего не хватает? Какие были бы пожелания? И кто это должен сделать?

Да я даже не знаю. Честно говоря.

Чего не хватает? Жилья не хватает своего, жить негде. Вот все, что вы здесь видите, я все сама делала. У меня же вот стены все как в коридоре были, в такую квартиру заехала. Представляете?

А это вы купили, или снимаете?

Нет, это мне дали служебную квартиру, и она моей никогда не будет.

А чем объясняют сейчас, что обещали и не выполнили?

Ничем абсолютно. Просто долго и упорно начальник отдела образования ходила и говорила, что я вот получу квартиру и уеду отсюда, поэтому надо не три года отработать, а пять. А когда я все-таки попала на прием к главе, он сказал, что оказывается, квартира никогда моей не будет. Я говорю: «Как же так, изначально зная, что квартира никогда моей не будет, Вы мне говорите, что я получу квартиру, продам и уеду?..»

Я никуда не уеду, я никуда не собираюсь, я как работала, так и буду работать. Я буду работать до той поры, пока здесь есть дети, которые хотят плавать. Именно тренироваться, потому что я все-таки не физкультурник, меня больше интересует не просто научить ребенка плавать, а именно чтобы ребенок тренировался и показывал результат.

Вот собираешь родителей, начинаешь разгоаор.

- Вы зачем пришли?

- Научиться плавать.

Вот ребенок научился через месяц плавать, опять собираешь.

- Вы зачем пришли?

- Научиться плавать, - говорят.

- Но он умеет уже плавать.

- Ну вот, - говорят, - для здоровья.

- Для здоровья, - я говорю, - есть группа здоровья, за это платят 30 рублей и ходят плавать и купаться.

Я им говорю: «А вы знаете, что такое плавать? Это через 3 года 2 раза в день тренировки – утром перед школой.». «Да?» - они мне говорят. «Да, - говорю, - вот это вот плавать, остальное все это выкупываться.» Ведь я же тренер, я не могу выкупывать вашего ребенка, я трачу на него свое время, а кому-то мое время, вот это, которое я подарила, оно нужно как воздух, но получается, что ему этого не достает.

Естественно хотелось бы немножко по-другому, но здесь по-другому не получится, здесь система такая жизни. Потому что детей мало, приходится брать всех подряд, хочет он или не хочет, мне не до выбора здесь. Мне приходится брать, мне приходится привлекать всеми правдами и неправдами.

Мастер-класс старшие у меня проводят сейчас, например, Ильмира, о ней как бы наслышаны уже. Она приходит, приносит свои медали, грамоты, показывает сколько у нее всего, она показывает, как она плавает. Вот этим да, этим я пользуюсь.

Еще, может, такое будет у меня пожелание. Я благодарна тем родителям, которые болеют за своего ребенка, которые переживают, которые подталкивают своего ребенка для того, чтобы он стремился к чему-то. Им за это тоже очень большое-большое спасибо. Потому что без них все равно ничего не получится, если родители не работают с ребенком, педагог, хоть лбом оббей весь пол, все равно ничего не сделает один. Ребенок будет наиталантлевейший, что ему даже чуть поработать, и результат будет расти, но его даже чуть-чуть не заставишь работать. И если родители не помогут, я уже ничего не смогу сделать. Все-таки, педагоги педагогами, это все понятно, но самый главный педагог в жизни ребенка – это родители.

Если родители уже не авторитеты, то никакой другой человек не станет авторитетом для ребенка. Для ребенка станет авторитетом любой другой человек только в том случае, если он уважает своих родителей.

Это правильно, но не каждый это осмыслит, не каждый до этого дойдет. Родители должны быть примером. Но, если родители чего-то особого не добились в определенный момент жизни, им тяжело своим примером как-то мотивировать ребенка. Если он не является тем, кем ребенок хотел бы быть и к чему хотел бы стремится. Наоборот, он будет отталкивающим примером: «Как ты можешь учить меня, если сам ничего в жизни не добился?»

Сейчас еще время такое пошло. Сейчас родителями стали, наверное, мои ровесники уже, а у нас такое время было, время перестройки. Мы когда росли, в школу пошли, многим родителям тоже не до нас было в тот момент. Они пытались нас прокормить, зарплату не давали. Вот так мы выросли никому не нужные, так и родители сейчас относятся к своим детям. Они считают: «Мы же росли, а почему же за детьми должны следить?» Им интереснее сходить развлечься. И это не только беда Пачелмы, это сейчас везде.

Трудно уже с родителями работать, а если трудно работать с родителями, соответственно… мы как одна связка, как 2 ноги – мы только в одну сторону можем шагать. Если одна нога шагнула вправо, а другая налево, то все – мы упали. Мы в глазах ребенка упали, причем и родитель упал, и я упала. Одновременно.

И вообще, то, о чем мы сегодня говорили… Будут ли пожелания, что вот, например, то-то или то-то не печатать?

Можно обо всем написать. Я сказала всю правду, как есть, мне скрывать нечего.

Бывает, например, что с кем-то разговариваешь, и говорят, что это вот, пожалуйста, не пишите, это мне сулит в будущем какие-то проблемы. Кто-то боится чего-то.

Я ничего не боюсь в том плане, что если нужен специалист, то я здесь. А если не нужен специалист – хоть молчи, хоть не молчи… По крайней мере то, что я должна делать, я делаю, а то, что мне обещали, мне еще никто ничего не сделал. Это если по-честному.

Единственное, я говорю, вот прямо при жизни памятник, я бы честно, поставила своему директору. И честно, вот «Пензенская правда» приезжала, я говорила, но они не напечатали этого, эти мои слова, что если его не будет, этого директора, я даже не знаю, буду ли я работать…

Это кто?

Фаюстов Александр Иванович. Вот если его не будет, я не знаю, буду ли я работать.

Это настолько – человек, на самом деле. Он и поддержит, он и поругает, если надо, но с ним можно работать честно, профессионально, без оглядок на что-то, ведь мы и ругались с ним, и я бросала листки и уходила.

Это такой человек, который пытается делать то, что он должен делать. Он не укрывается, он не прячется. Если он обещал, он все сделает, насколько это возможно от него, даже если не получится, но по крайней мере он пытался. И я в этом уверена, что он пытался и он не просто так «для крестика» сказал, что сходил, а именно сделал.

Побольше бы таких людей, заинтересованных в результате.

Ну да, если бы все такие были, у нас бы и спорт, наверное, в России совсем другой был бы.

Своих детей в плавание отдадите?

Естественно. А куда я еще их отдам? У меня была мечта, девочку, если, например девочка будет, дочка – в художественную гимнастику. Здесь ее нет. А сына очень хотела бы отдать в прыжки в воду. Здесь нет и этого, и исходить нужно из того, что есть. Исходя из того, что есть, кроме как в плавание, я никому своих детей не доверю. Только плавание, больше никак. Причем, девочка или мальчик, не важно.

А есть планы?

Сначала еще поработаем. Сначала надо замену себе найти хоть на пару месяцев. Сейчас я на больничном, а у меня дети сами там тренируются, так вот получается. Жалко их, но в то же время и сама не могу никак.

Сначала добьемся золотых медалей? Будем надеяться, что у нас будут пачелмские звезды, мы услышим о них на крупных соревнованиях.

Мы тоже на это надеемся.

Все из рубрики >
Обработка...

Комментарии (2)

DCA29.02.201213:45

Смелая девушка! Сейчас мало кто такое вслух сказать способен. Удачи ей.

pOgReMyIIIkA11.05.201313:03

Татьяна Андреевна вы самый лучший тренер!!

Для добавления комментария вам необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Забыли пароль?

Регистрация

Анонсы

Стритбол в Пачелме

Новости

Форум

Важно Всем

01.10.2015Рубрика: Бизнес